shemberlen (shemberlen) wrote,
shemberlen
shemberlen

Май!

Опять май и скоро опять пойдут по площадям Москвы и Израиля фронтовики "пятого ташкентского фронта" бренча юбилейными медалями и орденами Отечественной войны которыми награждались в основном после войны лица в военных билетах которых стоит отметка....что приписан к действующей армии. Почему я написал про "пятый ташкентский фронт"....это потому,что по лэнд-лизу через Иран шло продовольствие и оно все складировалось на складах в городе Ташкент, ну а складами и распределителями продовольствия распоряжались тыловые офицеры приписанные каждый к своей действующей армии. Вот от туда и пошла в народе молва про "пятый ташкентский фронт",а еще от туда же у жуликов и воров тех времен состоящих в основном из евреев появилась поговорка про Одессу маму и про Ташкент папу,а на вопрос почему не Ростов папа,ими давался ответ,что Ташкент город хлебный по этому туда была эвакуирована в самом начале войны практически вся еврейская община СССРа.
Я вновь начинаю приводить выдержки из святого по моему мнению писания написанные настоящим русским по крови и плоти ЧЕЛОВЕКОМ, Никулиным Николаем Николаевичем.
Его записки должны хранится в каждой русской семье и почитаться на ровне со святыми книгами.Если внимательно все прочесть,то каждый может получить ответ на происходящие сегодня!
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРЕДИСЛОВИЕ
Мои записки не предназначались для публикации. Это лишь попытка освободиться от прошлого: подобно тому, как в западных странах люди идут к психоаналитику, выкладывают ему свои беспокойства, свои заботы, свои тайны в надежде исцелиться и обрести покой, я обратился к бумаге, чтобы выскрести из закоулков памяти глубоко засевшую там мерзость, муть и свинство, чтобы освободиться от угнетавших меня воспоминаний. Попытка наверняка безуспешная, безнадежная... Эти записки глубоко личные, написанные для себя, а не для постороннего глаза, и от этого крайне субъективные. Они не могут быть объективными потому, что война была пережита мною почти в детском возрасте, при полном отсутствии жизненного опыта, знания людей, при полном отсутствии защитных реакций или иммунитета от ударов судьбы. В них нет последовательного, точного изложения событий. Это не мемуары, которые пишут известные военачальники и которые заполняют полки наших библиотек. Описания боев и подвигов здесь по возможности сведены к минимуму. Подвиги и героизм, проявленные на войне, всем известны, много раз воспеты. Но в официальных мемуарах отсутствует подлинная атмосфера войны. Мемуаристов почти не интересует, что переживает солдат на самом деле. Обычно войны затевали те, кому они меньше всего угрожали: феодалы, короли, министры, политики, финансисты и генералы. В тиши кабинетов они строили планы, а потом, когда все заканчивалось, писали воспоминания, прославляя свои доблести и оправдывая неудачи. Большинство военных мемуаров восхваляют саму идею войны и тем самым создают предпосылки для новых военных замыслов. Тот же, кто расплачивается за все, гибнет под пулями, реализуя замыслы генералов, тот, кому война абсолютно не нужна, обычно мемуаров не пишет.

Здесь я пытался рассказать, о чем я думал, что больше всего меня поражало и чем я жил четыре долгие военные года. Повторяю, рассказ этот совсем не объективный. Мой взгляд на события тех лет направлен не сверху, не с генеральской колокольни, откуда все видно, а снизу, с точки зрения солдата, ползущего на брюхе по фронтовой грязи, а иногда и уткнувшего нос в эту грязь. Естественно, я видел немногое и видел специфически.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments